January 23rd, 2014

Шариат в Российской Федерации: начало

Это очень важное заявление одного из экспертов НСПЧ Александра Подрезова:

02.11.2013 года в Российской Федерации впервые в новейшей истории страны парламент и президент приняли федеральный закон, основанный на нормах шариата. В этом законодательном акте Российской Федерации впервые, в качестве меры наказания, применён принцип МЕСТИ в отношении третьих лиц. Практически так же, как в мусульманских странах, в которых основным источником права является Коран.

Этот противоправный нормам светской морали акт получил название Федеральный закон РФ от 2 ноября 2013 г. №302-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Он был опубликован в «Российской газете» № 6225 и вступил в силу 06.11.2013 года.

На разработку и принятие законодательного акта, нарушающего принципы российской нравственности, не было никакого социального заказа от гражданского общества России. Да и не могло быть такого заказа вообще, поскольку в светском правовом государстве с развитой системой демократии, недопустимо чтобы законодательные акты использовались с точки зрения религии. Различные проявления МЕСТИ не могут служить основой в законодательных принципах и нормативно-правовых актах Российской Федерации, какими бы благими намерениями это не прикрывалось и не оправдывалось.

Почему ФЗ-302 от 02.11.2013 г. основан на шариате

В законодательстве Российской Федерации, которое базируется на европейских демократических принципах, недопустимо применение МЕСТИ в любом виде. Тем более, применение МЕСТИ на основе каких-либо религиозных писаний.

Законы шариата это правовая систематизация поведения мусульман, их обязательств перед людьми, обществом и Аллахом, основанная на Коране, а не на светских нормах морали и нравственности. Основная тенденция шариата — оценка различных жизненных обстоятельств с точки зрения ислама. Как сказано в Коране, мусульманам разрешается МСТИТЬ, но в пределах эквивалента: свободного за свободного, раба за раба, женщину за женщину.

173 (178). О те, которые уверовали! Предписано вам возмездие за убитых: свободный — за свободного, и раб — за раба, и женщина — за женщину. А кому будет прощено что-нибудь его братом, то — следование по обычаю и возмещение ему во благе (сура 2 «Корова», перевод И. Ю. Крачковского).

Получается, что президент РФ и парламент РФ против воли российского народа, приняли законодательный акт, который противоречит не только Основному закону страны — Конституции РФ, что недопустимо, но и принципам российской нравственности и общепризнанным европейским нормам морали, которые являются основой всего российского законодательства.

На это вопиющее преступление против норм российской морали и нравственности мало кто из юристов, адвокатов и правозащитников обратил должное внимание. Согласно Конституции РФ и действующим нормам федерального законодательства Российской Федерации, третьи лица, не причинявшие ущерба, не несут и не должны нести никакой ответственности за этот ущерб. Различные виды мести, в том числе кровная месть, никогда не использовалась законодательно светским гражданским обществом и, если уж говорить о традициях, православными верующими России.

Подробнее: НСПЧ

Хотел бы добавить следующее. Религиозное сознание в России имеет ярко выраженные ветхозаветные черты, концентрирующиеся на идее мессианизма, о чём я подробно писал в статье, опубликованной в НГ-религиях. Вот почему шариатское право на месть, явочным порядком вводимое в действующее законодательство, практически никого не удивляет, как не удивляла узаконенная месть родственникам в 1920-1940-е годы, реализованная через введение понятия "член семьи изменника Родины".
Не став христианами, большинство россиян застряло где-то на полпути между ветхозаветным иудейством и европейским гуманизмом. Эта середина пути исторически соответствует исламу. Размежевание исламистов и мусульман-секуляристов мы наблюдаем сейчас в Турции, где исламизм напрямую смыкается с правительственной коррупцией. Очень скоро всем правоверным в России нужно будет определяться: за кого они - за секулярное общество или за экспансию исламизма. Московская патриархия в своём выборе определилась уже давно: «Не стоит ограничивать исламскую общину в возможности жить по своим правилам. Именно такой путь, я думаю, актуален в будущем и для России, и для Западной Европы. Но очевидно, что нельзя навязывать эти правила другим, вне своей общины». Последнее предложение особенно издевательское.