?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Не знаю даже как объяснить своё отношение к 23 февраля. Оно – никакое, поскольку праздник никакушний. 9 мая и 22 июня понятны и вызывают (по крайней мере у меня) вполне определённые эмоции. Хотя навязчивая советская пропаганда способна была внушить отвращение к любому празднику.

Тем не менее, сама Советская Армия и пребывание в её рядах оставили у меня противоречивые чувства. Всегда буду помнить своих офицеров, с которыми работал в строевом отделе одного из УИРов на 250 пл. Байконура в 1986-1987 годах, а также офицеров-производственников, строевиков и механиков из других отделов и УНРов, с которыми сотрудничал. Я видел как они реально вкалывали, в общем-то, за совсем не большие деньги, как пытались бороться с неуставщиной и за выполнение плана. Видел их бессилие и отчаяние. К сожалению, политработники и отрядные офицеры вызывают у меня гораздо меньше тёплых воспоминаний, хотя и среди них встречались вполне достойные личности. Про рядовых и сержантский состав писать не буду – там, естественно, воспоминания гораздо более разнообразные, т.к. лиц количественно больше. К тому же, служил я не в одной части, а в 3,5...

Что же касается самой неуставщины (которая раньше была табу, а теперь является чуть ли не основной темой, когда речь заходит о срочной службе), то, как ни странно, не она осталась основным сущностным воспоминанием от двух лет, которые я без отпуска провёл в степях южного Казахстана. Основное впечатление от СА – её гниение.

Два раза мне приходилось оставлять штабную работу и погружаться в производство. Первый раз в составе бригады бетонщиков, второй – в качестве прораба (фактически и.о. начальника участка). Несмотря на то, что на всех уровнях требовались высокие производственные показатели, устраивались внеурочные смены и наряды на работу в выходные, всё катилось в тартарары.
Предельно очевидно это сделалось для меня, когда я сформировал на своём (дотоле отстававшем) участке «аккордную» бригаду, где работали не под пинками, а на совесть. Мы выставили опалубки на трёх объектах, позволявшие день и ночь принимать большие объёмы бетона. Через два дня сломался ближайший бетонный завод, через неделю вышли из строя ещё два на других площадках, откуда я стал заказывать бетон, чтобы работа не останавливалась.

Чтобы как-то прекратить это «безобразие» комиссия по ТБ обнаружила нарушения в электроснабжении и отрубила электричество на нашем участке. Тогда мы подпольно подключились напрямую к КТПН. Нашу работу стал саботировать батальонный командир, но зато решил поддержать начальник производства УИР и в УНРе. Пошли разбирательства и интриги, количество объявленных мне суток ареста достигло 70-ти, но я ни отсидел ни одной.

В итоге взятый аккорд был выполнен, однако командир ВСО из мести, не включил наши фамилии в список ехавших домой первым эшелоном. Тогда мы просто прекратили появляться на разводах, безвылазно проживая на участке в вагончиках.

…Я опускаю очень много подробностей, но замечу, что навсегда убедился: система, в которой декларации расходятся с реальными делами долго не живут. Находясь на Байконуре и наблюдая стройбатовское рабство, я каждый день убеждался, что титанический замах уже не по зубам позднему Союзу. Система насилия перестала быть эффективной. Впереди было Байконурское восстание, произошедшее в ночь с 23 на 24 февраля 1992, через 5 лет после моей демобилизации.

Tags:

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Carrie Keymel