Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Выставка К. Алтунина - хула на власть

Оригинал взят у adminrussia в Не хули кумиров!

Музей власти в Санкт-Петербурге, возможно, уже не откроет свои двери перед посетителями. Его экспозиция была опечатана полицией 26 августа в результате проверки, которую инициировал депутат местного Законодательного собрания Виталий Милонов. Как говорят очевидцы полицейской операции, Милонов пожаловался на оскорбительный характер экспонированной в музее серии работ «Правители» художника Константина Алтунина. Больше всего депутата якобы оскорбил потрет Патриарха Кирилла с обнаженным торсом, испещренным тюремными татуировками, работа под названием «КПСС-РПЦ».

Полиция изъяла четыре работы Алтунина, сам музей опечатан из-за проблем с документацией. Художник Константин Алтунин в срочном порядке вылетел в Европу. Он намерен просить политического убежища во Франции. К художнику собирается присоединиться его жена с малолетним ребенком. Женщина заявила, что опасается за свою безопасность. Кроме того, она просит общественность о финансовой помощи, так как семья опального художника после ареста картин оказалась без средств к существованию.

История с экспозицией «Правители» продолжила череду громких конфликтов российской власти с художниками-нонконформистами. Кажется, как и в случае с Pussy Riot, якобы имеющее место оскорбление священнослужителя РПЦ и религиозных чувств верующих послужило поводом для преследования художника, создавшего жесткую, на грани дозволенного приличиями, сатиру на политических деятелей современной России. «Легитимация власти в нашей стране происходит не с помощью демократических процедур, а за счет популизма и сакрализации, — так оценивает этот процесс культуролог Роман Багдасаров. — Для ее «освящения», естественно, используются наиболее массовые, «традиционные» религии. Отсюда им почет и уважение. Играя с государством в «симфонию», традиционные религии превращают представителей администрации в квазисакральных персонажей, а их образы — в псевдоиконы. Любая критика, насмешка, карикатура на этих персонажей будут рассматриваться как покушение на «традиционные ценности», в число которых негласно входит раболепство перед властью. При этом запрет на публичное осмеяние представителей власти совершенно не противоречит их высмеиванию на кухне. Главное — зачистка публичной сферы», — считает Багдасаров.

«Такой режим сформировался не сразу, — продолжает культуролог. — Ему предшествовала длительная борьба в медиасфере, где независимые от «религиозного начальства» верующие объединились с современными художниками против клерикального лобби. Главным противником свободы в сфере творчества сегодня является ложное представление об иконе, лжеикона. Если поначалу клерикалам удавалось обманывать общество и разыгрывать из себя защитников «сакральности» (акция Тер-Оганьяна «Осторожно, религия!»), то с выставками ICONS и «Духовная брань» это не прошло. Клерикалы показали себя как клеветники, невежды и погромщики. Общество начинает понимать, что с помощью «религиозных ценностей» коррупционеры пытаются удержаться у власти, цинично используя человеческую нужду в вере и утешении».

Работы Алтунина производят неоднозначное впечатление. С одной стороны, они высмеивают в парадоксальной манере политические взгляды и поступки российских деятелей, которые не принимает современное арт-сообщество. Например, законодательные инициативы питерского депутата против сексуальных меньшинств («Радужный Милонов»), президентскую «рокировочку» Путина и Медведева («Травести», где оба политика изображены с женскими телами и в пеньюарах). С другой стороны, сатира Алтунина строится на эксплуатации порнографической образности («Сны депутата Мизулиной», «Швабра из «Сколково»).

Вот как прочитывает экстравагантный творческий стиль художника Роман Багдасаров: «В работах Алтунина содержатся метафоры, которые производят впечатление непристойности, но на самом деле являются политической сатирой. «Иконичность» власти тут однозначно осквернили: карикатура нивелирует икону. В картинах Алтунина не содержится личного оскорбления политиков, но насмешка над их высказываниями, взглядами или действиями как публичных фигур. Так, переодевание и андрогинность премьера с президентом — это намек на их неприличный договор об обмене должностями, совершенный на глазах у всего общества. Патриарх в тюремных наколках — это воплощение патриархатной полукриминиальной власти (паханата), заповедником которой наша страна является, и так далее. Для тех, кто творит из властей кумиров, подобные образы характеризуются церковным термином «хула», — подводит итог эксперт в области актуального искусства.

Совершенно очевидно, что нам предстоит стать свидетелями еще множества подобных случаев расхождения во вкусах между властью и сообществом свободных художников. При этом «главная» религия страны используется как запал конфликта между «большим стилем» российской политики и нонконформистским мировоззрением. Возможно, для всех было бы лучше, если бы государство отказалось от искушения растрачивать по мелочам чувства верующих, обеспечив автономное, без точек пересечения, существование разномыслящих частей российского общества.

Текст: Андрей Мельников
Источник: НГ-религии

Не абстрактные "верующие", а конкретные религиозные организации

Поучаствовал в опросе НГ-религии о "чувствительном законе":


Речь, на мой взгляд, идет не о защите чувств абстрактных верующих, потому что веровать можно во что угодно. Подразумевается, что будут защищаться некие особые верующие, то есть принадлежащие к так называемым традиционным религиям. Даже не религии, а конкретные организации. Мне кажется, этот закон защищает не чувства отдельных людей, а определенную деятельность этих организаций, к которым прежде всего принадлежит Русская Православная Церковь, часть объединений мусульман, буддистов, иудеев, протестантов. Я думаю, что если вы не хотите подпасть под действие этого антиконституционного закона, противоречащего международному законодательству, то вам просто нужно избегать конфликтных ситуаций с Русской Православной Церковью и лояльными ей организациями.
Эти религиозные организации интересуют не вопросы веры, а вопросы успешного взаимодействия с коррумпированным чиновничеством. И все, что может помешать этому взаимодействию, конечно же, вызывает неудовольствие и может подпадать под действие этого закона. Допустим, захотите вы покритиковать или прямо выступить против закона 2010 года о передаче религиозного имущества. И велика вероятность, что вы подпадете под действие закона о чувствах каким-нибудь странным образом.

Мнения других участников опроса можно прочесть здесь.

Я их боюсь


Вот комуням-ням-ням в советский период не боялся ни капли. А этих - боюсь. С законом Димы Яковлева и религиозными чувствами, они уже доказали, что реальные беспредельщики, а что будет дальше даже думать не хочется. Никогда не было в стране столь позорной Думы.

P.S.
А тут ещё более неприятная правда всплыла. Глазунов, кстати, оказался талантливым подражателем (впрочем, я не удивлён).

Как делают варваром

Встречи журналистов с главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым регулярно становятся медиасобытиями. Дело, не только в том, что в этом субъекте Федерации ещё недавно бушевала война или в продолжающейся исламизации, начатой ещё до правления отца и сына Кадыровых. Здесь действует и субъективный фактор: медиаобраз главы республики является важной составляющей её нынешнего позиционирования как самой экзотической части России.
Как создаются медиаобразы? По своему определению они не могут быть навязаны населению, допустим, со стороны власти, даже если эта власть предельно авторитарна. Медиаобраз всегда сочетает в себе «посыл» власти с «приёмом» со стороны общественного сознания. Журналисты лишь проявляют этот уже состоявшийся акт при помощи репортажей, статей, новостной подкачки.
Медиаобраз главы Чеченской республики это тот продукт, который журналистское сообщество реализует, отвечая запросам потребителей информации. Это, можно сказать, вполне устоявшийся бренд под названием «бывший полевой командир, воевавший ради мира, и теперь этот мир отстраивающий». Установление мира в Чечне, которое было подвигом Ходжи-Ахмата Кадырова, стоившим ему жизни, унаследовано его сыном.
Полевому командиру не требуется осваивать весь политический лексикон или опираться на научный дискурс. Хотя Рамзан Кадыров и является академиком нескольких академий в его случае это, скорее, почётные трофеи, чем желание выстроить научную карьеру. От бывшего (а в глазах журналистов – вечного) командира требуется лишь отвечать на вопросы журналистов «вежливо или честно» (выражение Ксении Соколовой).
В принципе, это тот минимальный этикет, которого ждали и получали от вождей союзных варварских племён Народ и Сенат Римской империи. В российском медиасообществе стилеобразующей книгой для подобного подхода стал «Разговор с варваром» американского журналиста Пола Хлебникова. В этой книге покойный автор беседует с чеченским криминальным деятелем и сепаратистом Хож-Ахмедом Нухаевым, а затем переваривает, что и почему было Х.-А. Нухаевым сказано.
В случае Рамзана Кадырова оказалось совершенно не важно, что он не антисистемный лидер, и даже не теневой правитель (как, к примеру, арестованный мэр Махачкалы Саид Амиров), а официальный глава Чеченской республики. Для приглашённых главных редакторов центральных СМИ всё это, похоже, не играло никакой роли. Они приехали в гости к «вождю варваров» и они получили искомого вождя. Вот уж 8 лет, как Рамзан Кадыров занимает в субъекте Федерации Чечня высшие государственные посты, а в отношении него по-прежнему в силе правило: «Поговорить с таким человеком даже о погоде —  большая журналистская удача».
Как протекала встреча, организованная при посредничестве ИТАР-ТАСС, можно узнать здесь или здесь.
Вот как Р. Кадыров отзывается о критиках размера дотаций Чеченской республики со стороны федерального бюджета: «Куклы — сами никто, ничто — чего-то там говорят, а за ними в интернете повторяют. Я думал, там умные, образованные люди сидят». Сказал – отрезал. Возможна ли какая-то дискуссия после такого вердикта? Разумеется, нет. Или о спорте, который «посол мира»: «Вот судья сказал «твою маму», а его избили, а его сняли за это. Правильно сделал, и правильно его сняли за это. Я мог его убить за это, меня могли бы посадить за это». «Куклы» и судья в глазах «варвара» перешли грань дозволенного, так пусть не обижаются, да?
От показного лицемерия Рамзана Кадырова становится как-то не по себе. Вот он провозглашает: «У нас светское государство, мы живем в светском государстве Россия, мы и есть граждане России». А рядом: «Безбожником быть нехорошо». Неужели не ясно, что это два взаимоисключающих суждения, второе из которых не должно высказываться официальным руководителем секулярного государства? Впрочем, что не дозволено «третьеримлянину», дозволено «варвару».
Заметим также, что варварство болезнь заразительная, а потому простительная. Когда перед «третьеримскими» лидерами встаёт дилемма высказаться «вежливо или честно», то они вполне могут кивнуть на своего «вассала» и сказать не только «честно», но грубо-зримо. А что? В таких реалиях живём, такой уж  контингент нас окружает. Иначе не поймут ведь…
Да и кто запретит сочно выражаться? Журналисты будут только рады. Зачем им помнить о том, что ещё 25 лет назад Северный Кавказ был светским не на бумаге? Что во всех республиках огромную роль играла интеллигенция (отнюдь не только русского происхождения), пользовавшаяся заслуженным авторитетом? Что эта интеллигенция являлась проводником культуры не только в городах, но и в сельской местности? Что везде были открыты библиотеки с полным набором толстых журналов и собраний сочинений классиков? Конец этой эпохи, кстати, прекрасно показан чеченским писателем Германом Садулаевым в романе «Шалинский рейд».
Но Рамзану Кадырову такой писатель не известен, а значит и человека такого не существует: «Такого писателя у нас нет, во-первых. А во-вторых, …он не чеченец и даже не мусульманин, даже не человек». Зато глава Чеченской Республики (видимо, он также имеет полномочия и главы чеченцев, где бы те не находились и что бы ни делали) точно знает, что Владислав Сурков «ЧИСТЫЙ чеченец», и в том его «счастье». Не страшно, что сам Владислав Сурков считает себя русским.
Можно и дальше цитировать высказывания главы Чеченской республики Рамзана Кадырова, поражаясь лёгкости с которой он низводит законы Федерации до ничего не значащих фигур речи или демонстрирует свою враждебность к одному из важнейших международных партнёров нашей страны – США. Однако я не вижу в этом смысла. Лидер Чечни и дальше будет подыгрывать медиаобразу, который навязан ему журналистским сообществом с ведома центральной власти. Ведь на фоне мусульманских «варваров» Северного Кавказа так ярко сияют золотые кресты «Третьего Рима»…
333

Уго Чавес

Люди скорбят об Уго Чавесе.
И это хороший повод высказать ещё раз то, что я думаю о проблеме власти как таковой.
Когда-то экономист Евгений Сабуров выпустил книгу "Власть отвратительна", чем заставил меня задуматься над тем, какая власть лично мне отвратительной бы не казалась.
Это безусловно власть, которая не замыкается на личной "харизме" и живёт независимо от неё.
Для меня великими являются лишь те государственные деятели, которые уходя с поста (или в мир иной), оставляют после себя государство, которое:

а) существует ради интересов своего народа;
б) существует независимо от личностей тех, кто стоит во главе государства.

Как это соотносится с Уго Чавесом?
Посмотрим.
333

Добро пожаловать в Карфаген

Помню, как один мой добрый друг с болью и дрожью в голосе обличал нечестивую Европу в том, что она, де, превращается в Новый Карфаген. Другой человек, ариософ-геополитик превратил в карфагенскую "мишень" Штаты. И вот...


...шовинисты больше не скрывают, что готовы приносить чужих реальных детей в жертву своим виртуальным предпочтениям — геополитическим, цивилизационным — и т. п. [...] А теперь о Карфагене. Чтоб Афро-Европейской конфедерации не угрожал агрессор, в жертву там регулярно приносили младенцев. Это хорошо описано у Гюстава Флобера в романе «Саламбо». Да, и, между прочим, государственные должности в Карфагене были не выборными или назначаемыми, а покупаемыми. Можно было совершенно легально приобрести чин губернатора или генерала. Но это так... К слову.

Полностью тут.
333

"Народ" и "власть"

В связи с очередным скандалом вокруг правящей партии, обратил внимание на высказывание депутата Владимира Пехтина: «...нашим оппонентам интересен в данном случае не Пехтин. Им нужно дискредитировать парламент, власть, которую представляет каждый из сидящих в этом зале». В подобном случае какой-нибудь советский номенклатурщик наверняка сделал бы упор на "тень", бросаемую на  "советский образ жизни", на "народ", а не на "советскую власть". В то же время в 1920-е, когда советская власть ещё не устоялась, комиссар толковал бы именно про "власть". Что означает наступившая с конца 1990-х перемена субъекта российской политики? Почему, если в 1990-е депутаты вещали от лица "народа", теперь они говорят о "власти"?
Ответ на этот вопрос многослоен.
1) Они, разумеется, не понимают и не чувствуют, что, согласно основам нашего государства, народ это и есть власть, и нету никакой власти, кроме народа. Любая власть "кроме" - беззаконна.
2) Обращение к "народу" в квартирном вопросе Пехтина сработало бы однозначно против него, поэтому остатки здравомыслия подсказали ему не поминать народ всуе. А то ведь он может и СПРОСИТЬ.
3) "Сколько ни говори "мёд", во рту сладко не станет". Депутаты твердят магическое слово "власть" в тщетной надежде, что оно к ним прилипнет. Но... не прилипает. У коррупционеров нет власти, а только её иллюзия, которой они спешат пользоваться.
4) Мы находимся в точке, где творящим субъектом истории осознается именно "власть" в той её части, где она противопоставлена "народу". Можно пытаться замаскировать это обстоятельство, но лучше задаться другим вопросом: те, кто отождествил себя с подобной трактовкой власти - они понимают все последствия такого отождествления?
333

Шевченко и Дугин: наконец, вместе

6d

Как бы то ни было, альянс Дугин-Шевченко следует приветствовать. Последователь ариософа Германа Вирта, Дугин знает толк в человечествах, на пару с Шевченко они легко модернизируют (и, как им кажется, облагородят) любой человеконенавистнический бред.
далее-более
333

Благоговейный Александр Сидякин

Депутат, ставший соавтором грустно знаменитого законопроекта «Об усилении административной ответственности за оскорбление религиозных чувств граждан», лично для меня является образцом правильного гражданского отношения к святыням. Поэтому я также теперь при упоминании какой-либо святыни буду совать руки в карманы (или за неимением оных совершать "простые движенья" как это проделывает Ал-р Сидякин за думской трибуной). См. на 4:35 нижеследующего видео:

Ну, а где истинным патриотам и борцам с мировой закулисой следует встречать Рождество с Новым годом понятно из данного материала.
333

Сурков: миф и реальность